Cabinet de l’art - BelSuono
x

Cabinet de l’art

Вы когда-нибудь видели на сцене трио пианистов, которые играют, например, «богемскую рапсодию» и «лето» вивальди, саундтрек из «игры престолов» и «либертанго» пьяццоллы? И не просто исполняют вашу любимую мелодию, которую вы уже слышали много раз, а играют ее в своей уникальной, драйвовой обработке. Если вы ответили «да», то вы наверняка успели побывать на шоу трех роялей Bel Suono и уже купили билет на их следующее выступление. А если нет, то предлагаем вам прямо сейчас узнать об этом коллективе, не имеющем аналогов в мире, от его создателя и продюсера, удивительной Лейлы Фаттаховой. Именно она восемь лет назад вопреки мнению окружающих решила во что бы то ни стало воплотить такую смелую идею в жизнь и теперь для своих музыкантов организует концерты в крокус сити холле, кремле и не только.

— ПОЧЕМУ ТРИ РОЯЛЯ?

— Выбор закономерен, потому что сама я пианистка и первую часть жизни посвятила обучению игре на фортепьяно: музыкальная школа, музыкальное училище, консерватория – все этапы серьезного музыкального образования. Три рояля – до сих пор уникальный состав. Такого нет ни у нас, ни в мире, во всяком случае, я не знаю. Конечно, можно было бы что-то похожее исполнять на одном рояле, примерно похожее – на двух, но, так как я изначально задумала проект как нечто особенное, три рояля были в самый раз. Ведь одним-двумя роялями никого не удивишь. А у меня была задача сделать что-то новое и оригинальное, но при этом очень качественное, поэтому музыкальный материал для меня был и остается все-таки основополагающим.

ОТКУДА НАЗВАНИЕ?

— Название придумывали вместе с соратниками, в итоге я предложила вариант Bel Suono – все поддержали. С итальянского это «прекрасный звук». То, что будет итальянский язык, у меня не было никаких сомнений. Он очень музыкальный, на нем вся музыкальная терминология, да и вообще все, что на нем не произнеси, даже самое примитивное, будет звучать красиво. Вариантов перебрали очень много, но, когда появилось Bel Souno, поняли, что это оно, ведь прекрасный звук – это то, к чему всегда стремишься. И как-то сомнения отпали сами собой. Но все коллеги по шоу-бизнесу говорили: «Ну как ты могла так назвать коллектив? Это же никто никогда не поймет. Это непроизносимо!» Но, мне кажется, если артист становится кому-то нужным, то название все выучат. Да, в первые годы как нас только не называли, но сейчас все выговаривают. В крайнем случае, говорят просто – три рояля. Потому что трех роялей больше нет!

КТО ИСПОЛНИТЕЛИ?

— Пианисты Bel Souno – Кирилл Гущин, Василий Опалев и Антон Мосенков. Это прекрасные молодые люди, с блеском окончившие Московскую консерваторию, один из лучших музыкальных ВУЗов мира. Все абсолютно разные, но очень талантливые и привлекательные. Для меня это было целью изначально. Я люблю все красивое и считаю, что на сцене человек должен нести что-то такое, к чему хотелось бы тянуться, что как-то украшало бы нашу жизнь. Нечесаные и неопрятные пианисты всегда немного отпугивали меня и отвлекали от музыки. Поэтому все музыканты в Bel Suono – красавцы, но никто не отменял и высоких профессиональных навыков: все блестяще владеют инструментом, все лауреаты международных конкурсов, все сочиняют, импровизируют, делают транскрипции – в общем, работают по полной программе.

ОРИГИНАЛ ИЛИ АРАНЖИРОВКА?

— Для всех композиций в нашем репертуаре мы делаем собственную обработку. Если зритель хочет послушать то, как написано в нотах у Баха, он этого не услышит. Мы берем оригинал и полностью его переделываем: придумываем свое звучание, свою аранжировку, свои транскрипции для трех роялей, потому что их в принципе не существует, и подаем это как новое блюдо в авторском звучании. Ведь сама классика, без сомнения, прекрасна, но она доступна очень узкому кругу: даже люди музыкально образованные не всегда разбираются во всех тонкостях классики. Наша подача сокращает дистанцию, а зачастую и просто убирает барьер между людьми и классической музыкой, открывает дверь в мир прекрасной музыки, а многих возвращает к занятиям музыкой.

КАК УСТРОЕН BEL SUONO?

— Есть саунд-продюсер, который занимается только музыкой, и есть продюсер, который занимается организационными моментами: от образа до продвижения. А есть многостаночник, как я, продюсер-промоутер. Я не только думаю, как звучит музыка и как выглядит артист, но и как это организовать и продать. Естественно, на больших концертах, как в Кремле, например, или в Крокусе, есть команда: режиссер, художник по свету, звукорежиссёр и так далее, но помимо художественной составляющей есть еще сложная часть именно рекламы и продажи билетов. Сейчас в команде человек 10-12 – это постоянный коллектив. Плюс у нас есть оркестр, с которым мы последние два года сотрудничаем с большим удовольствием. Мы разные оркестры пробовали, со многими поиграли, но как-то с Московским государственным симфоническим оркестром под управлением И. Рудина у нас сложились отношения, понимание друг друга. Оркестр – важная часть нашей жизни, поскольку все наши большие выступления проходят с ним. На гастроли мы всегда ездим со своим бэндом: это ударник, бас-гитарист и клавишник. Наш клавишник создает всю палитру оркестрового звучания, если нет оркестра. Ударник и бас-гитара звучат всегда. Я счастлива, что они все у нас есть. Думаю, в скором времени к этой команде еще кто-то добавится, потому что мы все время в поиске, пробуем разные форматы и растем.

КАКИМ БЫЛ ПЕРВЫЙ БОЛЬШОЙ УСПЕХ?

— Я очень хорошо это помню. У нас был концерт в Крокус Сити Холле, и это был большой шок для всех – Bel Suono собрали Крокус! Да и для меня это тоже был шок. Я еще за два месяца до концерта, когда билетов было продано совсем немного, думала отменить его, потому что не была уверена, что у нас будет аншлаг. Тогда Боря Серкебаев, мой любимый друг, руководитель «А-Студио», приехал на репетицию, вышел в зал и спросил, как у нас дела, а я ответила: «Аншлаг! Вечером здесь будет полный зал». И он мне говорит: «Кто же все эти люди? Это же невозможно!» Оказалось, это более чем возможно: у нас появилась своя публика, свой слушатель и зритель! Боря очень добрые слова тогда сказал, порадовался за нас. Он один из тех, кто присутствовал при зарождении нашего проекта, поддерживал меня всегда, с нашего первого концерта в маленьком зале Дома музыки. Когда-то я работала менеджером по артистам в студии «Союз» и занималась группой «А-Студио», была их менеджером, у нас с тех пор сложились теплые дружеские отношения. И в какой-то момент пришло то время, когда не мне уже нужно было поддерживать группу «А-Студио», а группе «А-Студио» – нас.

ПУТЬ К УСПЕХУ ТЕРНИСТ?

— С каждым годом у нас все больше и больше гастролей и по России, и за рубежом, последние 2-3 года ездим очень много, активно выступаем. Первые 5-6 лет выживали, создавали материал, зарабатывали себе имя. Это был сложный период, и состав менялся. Многие не дожидаются того момента, когда начнут зарабатывать, тем более у меня коллектив мужской, у кого-то семьи образовываются, надо их кормить. Это очень непростой момент, когда ты должен безоговорочно верить в то, что делаешь, что это когда-нибудь принесет тебе и деньги, и славу, и дивиденды. Я, конечно, все понимаю и никого не виню. Но тем ценнее ребята, которые сейчас у нас в коллективе. Они застали очень непростой период, мы вместе добивались успеха, и мне очень хочется, чтобы они дождались и мирового признания. Здесь мы уже самый крутой зал покорили. Кремль – это очень высокая планка. Многие артисты, с утра до вечера мелькающие по телевизору, никогда за всю свою карьеру в Кремле с сольным концертом не выступали. А эти трое молодых красавцев покорили Кремль безусловно. Да, у нас были разные времена: и тяжелые, и тяжелейшие – и мне самой иногда казалось, что ничего не получится, особенно когда все вокруг говорили, что я сумасшедшая. Но для всего нужно терпение, нужна вера.

КОНЦЕРТ В КРЕМЛЕ – ЧТО ДАЛЬШЕ?

Дальше – только вперед и выше! Кремль – 6000 зрителей, как и Крокус. Это очень много! И что в Крокусе, что в Кремле я сначала переживала, что не возникнет какой-то интимной близости с артистом, потому что рояль предполагает более короткую дистанцию между зрителем и исполнителем, но ничего подобного.

У меня на концерте в Кремле было ощущение, что я чувствовала каждого, кто сидит на балконе. По энергетике это был один из лучших наших концертов, потому что нам даже кремлевские старожилы сказали, какой потрясающий у нас был зритель. Сейчас мы хотим уделить больше внимания своей, авторской музыке, думаю, у нас будет несколько авторских премьер уже, скорее всего, в Крокусе, весной следующего года. Мы готовим новую программу, новый уровень. А в 2021 году нам будет 10 лет, и по этому поводу будем готовить уже масштабное шоу. Надеюсь отметить этот юбилей снова в Кремле или, может, замахнуться на какую-нибудь арену.