National Health Magazine - BelSuono
x

National Health Magazine

Лейла Фаттахова окончила ташкентскую консерваторию как пианистка и музыкальный критик. не только играла на Фортепиано, но и писала о музыке. переехав в Москву, стала работать в шоу-бизнесе, в различных рекорд- и пиар-компаниях. когда Лейла подошла к проекту Bel Suono, все этапы по созданию артиста были ей уже хорошо знакомы.

— Как вам пришла идея создать фортепианное трио Bel Suono?

— Начну издалека. Я пианистка. С 6 до 26 лет занималась только музыкой. Окончила Ташкентскую консерваторию. По специальности в перестроечное время работать было практически невозможно, и я переехала в Москву. Начала работать в шоу-бизнесе в знаменитой тогда компании «Студия Союз». С 1995 занималась артистами, менеджментом, пиаром. Все, что касается процесса, как сделать артиста популярным, мне известно хорошо. Но в итоге я так устала продвигать зачастую то, что мне не было близко, что решила сделать нечто свое. Настоящее, живое, относящееся к моему образованию.Все мои мысли крутились вокруг рояля. Жанр кроссовера привлекал меня всегда. И даже занимаясь сугубо классической музыкой, меня тянуло в сторону популяризации, коммерциализации этой музыки. Постепенно я стала думать о шоу с роялями. Одним роялем никого не удивишь. Два рояля – это обычный дуэт, таких много. Было решено сделать шоу трех роялей. Как будет звучать эта музыка, я представляла, но не занималась аранжировками. Процесс был для меня совершенно новый. Вдобавок, сами инструменты найти нелегко. Поэтому мы решили купить три собственных рояля и возим их с собой по всей стране и миру. Недавно у нас были гастроли в Таллине, Кракове, Риге, и мы ездили со своими инструментами.

— Есть же какая-то особенность, «изюминка» в звучании именно трех роялей?

— Есть. Во-первых, рояль сам по себе настолько самодостаточен, что ему в принципе не нужен ни оркестр, ни второй рояль, ни тем более третий. Но наш проект поэтому и называется «Шоу трех роялей»: мы не исполняем ничего в оригинале, как написано в нотах у любого классического

композитора. Мы исполняем музыку так, как слышим ее мы. Взяв новое произведение, мы сразу должны представлять себе, как оно будет звучать на трех роялях. На концертах мы выступаем, как правило, в сопровождении нашего бэнда или в сопровождении симфонического оркестра. Первым произведением в репертуаре Bel Suono было «Ли-бертанго» А. Пьяцоллы. Существует масса интерпретаций этой популярнейшей музыки. Взять такое произведение и не испортить было очень тяжело. Был найден аранжировщик, который отвечал моим запросам, и мы месяца два или три были в поиске именно звучания. В итоге получилось такое «Либертанго», что все сказали – вот это да! Тем не менее, мало кто верил в перспективу проекта. Про-биться и продвинуть такой продукт невозможно, говорили мне, продать в концертный зал ты это не сможешь. Такое мнение звучало почти от всех коллег по цеху. Возить три рояля – нереально. Многие призывали меня отказаться от этой затеи. Под таким давлением было непросто. Но я верила и продолжаю верить в свою идею. И знаю, что впереди у нас – весь мир.

— Как отбирались музыканты в группу? Был большой кастинг?

— Мы вывесили объявление о наборе в трио на сайтах, где музыканты ищут работу. У нас были жесткие требования: выпускники Московской консерватории или как минимум Гнесинки, с навыками композиции и импровизации и с харизматичной внешностью. Пришло много молодых людей. Но, увы, либо харизматичные и неиграющие, либо не очень харизматичные, но хорошо владеющие инструментом.

— А почему именно молодые парни, а не девушки?

— У меня на этот счет есть четкое убеждение, т.к. я сама пианистка. С 6 лет, когда я начала заниматься музыкой,

я говорила всем: «Я буду великой пианисткой!» Но к 3-му курсу консерватории поняла, что это невозможно, так как сцена, за редким исключением, это мужской мир. Женщина-пианистка не может быть одновременно красивой, сексуальной и талантливо играющей. Компромисс здесь найти очень сложно. Мужчине же пианисту не надо так отвлекаться на внешность, ему достаточно просто быть интересным, остальное все дело вкуса продюсера. Парень, как бы ни был хорош собой, прежде всего – мужчина, который занимается серьезным делом, его воспринимают как человека на своем месте. Поэтому у нас сугубо мужское трио, как бы это ни обидно звучало для женщин-пианисток. Хотя в жизни я всегда на стороне женщин. Сейчас наше трио – Антон Мосенков, Василий Опалев и Кирилл Гущин. Замечательные музыканты! Все они блестяще окончили Московскую консерваторию. Это состав, который можно назвать идеальным. Ребята абсолютно разные. И в то же время такие похожие в любви к своему делу: они настолько друг друга дополняют, что на сцене зритель видит и слышит слаженно звучащий и чертовски привлекательный мужской коллектив. И когда спрашивают поклонниц, кто им нравится больше, зачастую они не могут кого-то выделить. Нравятся все, каждый по-своему.

— Расскажите о недавнем концерте в Кремле 5 апреля!

— Это событие, к которому мы шли 8 лет. К своему восьмилетию мы выпустили новый альбом Magic, это наш четвертый полноценный альбом. Концерт прошел с аншлагом! А полтора года назад мы собрали с аншлагом «Крокус». Тогда для всех коллег и друзей это был просто шок. Концерт в Кремле закрепил наши позиции и успех – это большое достижение для всей инструментальной музыки. Публика была прекрасная. Даже старожилы Кремлевского дворца говорили, что давно не видели такой великолепной публики! Было много молодежи, приходили целыми семьями с детьми. Мы стараемся прививать любовь к музыке детям, чтобы они стремились получить музыкальное образование, захотели расширить свои познания в классической музыке. Многие после наших концертов просят родителей купить им инструменты.

— Что составляет основу репертуара Bel Suono?

— Во-первых, классические шедевры, которые мы исполняем в своей, совершенно оригинальной интерпретации. Какие-то вещи стали хитами, например, «Лето» и «Зима» А. Вивальди из «Времен года», «Либертанго», попурри на тему оперы «Кармен» и т.д. Во-вторых, в нашем репертуаре есть авторская музыка, которую мы стараемся писать. Добавляются и современные композиции – основная тема из «Игры престолов», «Богемская рапсодия» группы Queen, музыка Abba.

— Вы являетесь амбассадором бренда Sennheiser. Когда началось ваше сотрудничество со знаменитой компанией?

— Мы сотрудничаем с Sennheiser уже около 5 лет. Мы много слышали друг о друге, и пообщавшись, сразу поняли, что можем быть очень полезными друг для друга. Так завязалась наша дружба. Мы используем большое количество оборудования от бренда Sennheiser. Например, мы часто выступаем на акустических роялях и всегда для подзвучки используем технические средства Sennheiser. Это нас очень выручает. Так-же мы активно используем ушной мониторинг от компании – для того, чтобы наши солисты слышали, что происходит по звуку на сцене, как звучат все инструменты. Микрофоны, радиосистемы, наушники бытовые и наушники для профессиональной сцены — все это предоставляет Sennheiser, за что мы им безмерно благодарны! У нас очень большие планы по дальнейшему сотрудничеству. Все, что появляется нового у Sennheiser, они нам тут же предлагают попробовать. И мы с радостью используем новинки в наших выступлениях, во всех наших гастрольных турах.

— Дружите ли вне сцены? Что посещаете вместе?

АНТОН МОСЕНКОВ:

— Мы столько времени проводим вместе на репетициях, концертах, в самолетах, поездах, отелях. Благодаря этому мы стали практически родными людьми. Нас объединяет любовь к музыке, да и помимо музыки у нас есть много общих интересов. Нам не чуждо обсудить, например, новинки автопрома за чашечкой кофе после репетиции. Ну а с Васей мы были друзьями задолго до того момента, как он попал в коллектив!

— Как оцениваете сотрудничество с Sennheiser?

КИРИЛЛ ГУЩИН:

— Sennheiser был одним из первых серьезных всемирно известных брендов, представители которого поверили в нас, поддержали и с самого начала предложили свои самые лучшие разработки для нашей работы. И мы с радостью используем все это и в репетиционном процессе, и во время концертных выступлений, конечно же. Лично для меня Sennheiser — это символ непрерывного прогресса, качества и крайне внимательного отношения к партнёрам.

— Какое выступление запомнилось больше всего и почему?

ВАСИЛИЙ ОПАЛЕВ:

— Каждое выступление довольно уникально и чем-то запоминается. Но больше всего запомнилось наше выступление в Крокус Сити Холл. Это был первый концерт такого масштаба для Bel Suono, с интересной режиссурой, танцами, яркой программой, которую мы готовили почти год до него. Ожидания и ответственность были максимальными! Очень приятно, что они оправдались полным аншлагом и невероятно теплой московской публикой! Ну и опять же, сам концерт со сцены проходит, по нашим ощущениям, за считанные минуты, а перед ним всегда протекает довольно длительный творческий процесс подготовки, в котором есть не меньше запоминающихся и ярких моментов, чем на самом концерте.